logo
«Власти о долге, обществу об идеалах»

Операция «PR-естолонаследник» Или к чему приводит задержка заработной платы

В очередной раз все человечество Великой Руси отмечает День национального единства. Праздник доселе непонятый, но принятый населением страны.

Праздник, точных свидетельств которому не осталось. Праздник, в который лучше верить, нежели знать.

Изначально этот день посвящался восшествию, на престол первого Романова – Михаила Федоровича. Но сие обстоятельство не мешает в нынешние времена играть на праздновании

Дня национального единства «Союз нерушимый».

В общем, как нам всем известно, дело было так: трения, распри и последующая иностранная интервенция раскололи российское общество.

С политической арены Рюриковичи потихоньку начали сходить, а князья с боярами, сидящие подле престола, засуетились. И началось!

Годуновы, лжецари, Шуйские, семибоярщина, полпреды польского короля. Как итог - два народных похода на Москву.

Первое во главе с князем Трубецким ничего не добилось. И только второе, под командованием Дмитрия Пожарского и Козьмы Минина,

сумело таки осадить и войти в Москву златоглавую, неся освобождение русским и полон захватчикам.

Потом, как учит история, начались невиданные до той поры демократические преобразования. Должность царя стала выборной. Претендентов было более 30.

Основными из них считались командиры первого и второго ополчения князья Трубецкой и Пожарский, а также боярин Захарьев, родной дядя еще никому неизвестного Михаила Романова.

PR-методики претендентов не отличались особенным изыском. Все искали поддержки у князей и бояр. Трубецкой, правда, закатывал многодневные пиры для всех.

Чем приближал себя к народу. И только боярин Захарьев поступил иначе. Он двинулся искать поддержки не у властных мира сего, а у казаков.

Дело в том, что вместе со вторым ополчением в Москву вошло 40 000 донских казаков. И после победы они решили подзадержаться в первопрестольной.

Была у них на то веская причина. Задолжала им власть государственная за труды ратные.

А сила за ними стояла неисчислимая. Ведь это только дилетанты считают, что в казаки шла всякая голь перекатная, маргинально настроенная, да беглые крестьяне.

Возможно, так и стало потом при поздних Романовых.

При династии предшественников казаки были мощным, хорошо организованным войском, с четкой иерархией и строгой дисциплиной.

Это были своего рода пограничные войска, исполнявшие функцию обороны рубежей государства и экспансии на близлежащие территории.

Казаков, как правило, не использовали во внутренних распрях. И подчинялись они одному-единственному человеку – русскому царю.

Последний должен был соответствовать двум критериям – быть легитимным (то есть законным) и вовремя платить жалование.

Нормальные производственные отношения - царь нам зарплату вовремя, а мы любому супостату поле лавой перегородим.

И пока князья великие на заурядные друг дружку за надел земли или за шапку Мономахову жизни лишают, граница находится на надежном замке.

Казаки берегут спокойный сон простых россиян от иноземных басурман. Внутренняя поножовщина – не их проблема.

Потому казаки не принимали активного участия в российско-польской войне. И на то у них были свои резоны.

Ведь король польский имел законное право на российский престол, то есть был весьма легитимен. Ко второму ополчению донские казаки примкнули

лишь по причине непонятности с финансированием.

Жалование казаки почитай год не получали. Кто ж с пустым пузом ворога-то иноземного колошматить будет? А нравы в ту пору были простые,

незатейливые, до создания трудовой инспекции и прокуратуры еще не додумались. Потому выколачивание заработной платы из работодателя возлагалось

на самого наемного работника, который эту зарплату и заработал. В общем, казацкий корпус решил некоторое время после победы постоловаться в Москве.

И пока князья и бояре проводили свои предвыборные компании на должность царя-батюшки, семейство Захарьевых-Романовых смекнуло,

что поддержки ждать им от властных мира сего не приходится. И не исключено, что поскребли они по фамильным сусекам, помели по

наследным амбарам и насобирали казакам на жалованье. Иначе как объяснить тот факт, что в один прекрасный зимний день явились в тогдашний

ЦИК донские парламентеры и заявили, мол, хотим мы на престол ни кого иного, как молодого безвинного Мишеньку Романова. И вежливо

всю московскую знать попросили чмокнуть крест на верность парнишечке.

По сути, это можно назвать военным переворотом. Бархатным. Без жертв и разрушений, и, как это частенько бывает в истории,

случился он к лучшему. Целостность России, в общем-то, была спасена. Наметившаяся феодальная раздробленность страны - приостановлена.

Закончилось время разбрасывать ядра и пули. Наступила пора собирать земли.

Таким вот образом - задержка выплаты заработной платы стала поводом для смены царствующей династии…

Вот только жаль князей Трубецкого и Пожарского. Впрочем, с ними поступили по-русски. Нет, не убили – отправили в забвение.

Кадр из «Романовы» (Михаил Федорович)